The Green One для российской агропродукции. Продовольствие с улучшенными экологическими характеристиками будет выпускаться под специальной торговой маркой

Поручение создать защищенную «зеленую» торговую марку для отечественной сельхозпродукции российский президент Владимир Путин дал правительству в феврале 2019 года во время послания Федеральному собранию. Как пояснял глава государства, такой бренд должен подтверждать, что в производстве используются только безопасные для здоровья человека технологии, а также «заслужить гарантии высокого качества и на внутреннем, и на внешнем рынках». «На внешнем пойдет все влет, уверяю вас, там ничего „чистого“ вообще не осталось за границей», — говорил Путин.

Уже в июле Минсельхоз опубликовал проект федерального закона «Об экологически чистой сельскохозяйственной продукции, сырье и продовольствии», в котором давалось определение экопродуктам, прописывались основы деятельности в области их производства и процедуры подтверждения соответствия, а также вводились положения о господдержке производителей. В результате реализации закона у российских аграриев «появится возможность не только обеспечивать экологически чистой продукцией граждан России, но и поставлять ее в больших объемах на внешние рынки, эффективно конкурируя с иностранными производителями», рассчитывает ведомство. Согласно планам Минсельхоза, закон может вступить в силу с 1 января 2021 года.

О чем и для чего

Поначалу слова президента о создании «зеленого» бренда отраслевое и бизнес-сообщество восприняли как поддержку им органической продукции. Соответствующий закон вступил в силу с января 2020 года. Однако чуть позже стало понятно, что Путин имел в виду далеко не «органику», поэтому в процессе исполнения поручения президента чиновники постепенно снижали градус экологичности. Сначала в проекте закона фигурировала «экологически чистая» продукция, потом она была переименована в продукцию с «улучшенными экологическими характеристиками». Осенью министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев расставил все точки над «i». Он пояснил, что «зеленый» бренд — совсем другое, нежели «органика», понятие. Последняя — более эксклюзивная, для состоятельного населения, а «зеленый» бренд будет доступен «практически повсеместно», уточнял он. Проще говоря, «зеленой» следует считать некую «промежуточную» продукцию, при производстве которой соблюдаются требования по «чистоте», но не такие жесткие, как при производстве органического продовольствия. И в большей степени такое позиционирование должно сработать на внешних рынках. Согласно расчетам Минсельхоза, к 2024 году под «зеленым» брендом на экспорт будет уходить до 10-15% от общего объема вывоза российской продукции АПК. По словам Патрушева, главное — быстро утвердить все нормативно-правовые акты для начала маркировки таких товаров, а также «грамотно сработать с западными партнерами», которые «готовы с удовольствием покупать» российские «зеленые» продукты.

По результатам открытого голосования новому бренду было дано название «Зеленый стандарт», в англоязычном варианте — The Green One. Следующий этап создания «зеленого» бренда был возложен на Роскачество, которое должно было четко определить, каким конкретно требованиям должна соответствовать продукция с улучшенными экологическими характеристиками и разработать стандарты ее производства. Для этого был создан проектный технический комитет по стандартизации 708 «Экологически чистая сельскохозяйственная продукция, сырье и продовольствие», председателем которого стала руководитель Роскачества Елена Саратцева. В рабочую группу также вошли эксперты Союза органического земледелия, Стандартинформа, Ассоциации по сертификации «Русский регистр», НИИ «Атмосфера», компании «Фосагро», НИИ по удобрениям и инсектофунгицидам им. Я. В. Самойлова.

В начале декабря Росстандарт утвердил первые шесть ГОСТов для продукции «Зеленого стандарта». Все они вводятся в действие со 2 марта 2020 года. Четыре из них носят общий характер, описывая общие требования к продукции с улучшенными экологическими характеристиками, термины и определения, требования к оценке соответствия, а также производству, транспортировке и хранению. Еще один ГОСТ описывает общие технические условия выпуска экотоваров, другой — методы определения содержания в удобрениях свинца, кадмия, мышьяка, никеля, ртути, хрома (VI), меди, цинка и биурета.

Требования к нормативам содержания токсичных элементов в минеральных удобрениях, прежде всего мышьяка и тяжелых металлов (в особенности — кадмия), ужесточаются во всем мире, комментирует гендиректор одного из ведущих мировых производителей фосфорсодержащих удобрений «Фосагро», президент Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ) Андрей Гурьев. «Россия сейчас обеспечивает порядка 20% всех поставок фосфорсодержащих удобрений в европейские страны даже при том, что в ЕС для нашей страны все еще действует таможенный тариф на минудобрения в размере 6,5%», — рассказывает он.

Лимиты по кадмию в Европе существуют уже несколько десятилетий. Варьируются они от минимального в Венгрии, Словакии, Финляндии — на уровне 22 мг кадмия на 1 кг содержания фосфора — до «антирекордных» 90 мг/кг во Франции и Бельгии. После многолетних дебатов в июне 2019 года Евросоюз принял повсеместный запрет оборота фосфорных удобрений с содержанием кадмия выше 60 мг/кг содержания фосфора, который вступит в силу в 2022 году, а в 2026-м европейцы рассмотрят возможность и целесообразность дальнейшего снижения лимита. Но уже сейчас Французское национальное агентство санитарной безопасности питания, окружающей среды и труда (ANSES) — крупнейшего европейского потребителя фосфорных удобрений — рекомендует установить предельный уровень кадмия в фосфатах в 20 мг/кг, иначе производимая на этих удобрениях продукция может нанести серьезный вред здоровью. При этом более чем две трети подтвержденных мировых запасов фосфатного сырья в этот норматив не укладываются, подчеркивает топ-менеджер.

В России подобных требований никогда не существовало, поскольку природное содержание следов токсичных веществ в российских фосфатах минимально и составляет около нуля, отмечает Гурьев. С появлением «Зеленого стандарта» российские производители минеральных удобрений получают возможность официально подтвердить чистоту своей продукции потребителям внутри страны и за рубежом. При этом в утвержденных ГОСТах заданы более жесткие нормативы, чем приняты в Евросоюзе, утверждает Гурьев. По кадмию это 20 мг/кг. То же самое по мышьяку: 20 мг/кг против 40 мг/кг физической массы удобрений, которые приняты в ЕС. «Это значит, что мы сразу получаем возможность ставить экомаркировку по европейскому законодательству, поскольку их нормы мы выдерживаем с большим запасом, — говорит топ-менеджер. — А так как методы определения коррелируют с европейскими стандартами DIN и британскими нормативами, мы получаем возможность взаимопризнания результатов измерений и анализов». Уже сейчас практически 100% российских минеральных удобрений готовы к сертификации по новым нормам без дополнительных затрат и увеличения стоимости для потребителей, уверен Гурьев.

1321319036.jpg
Shutterstock

Что еще нужно ограничить

На момент сдачи номера в печать условия, по которым продукция будет относиться к товарам с улучшенными экологическими характеристиками, до конца определены не были. «Понятные требования прописаны только для минудобрений, остальные стандарты рамочные, и под них еще нужно будет создавать целую систему конкретных отраслевых ГОСТов», — обращает внимание председатель правления Союза органического земледелия Сергей Коршунов. Елена Саратцева заверила «Агроинвестор», что нормы содержания других веществ для продукции с улучшенными экологическими характеристиками «Роскачество» совместно с техкомитетом и заинтересованными участниками рынка тоже рассматривает. Но по каким конкретно веществам и когда будут утверждены другие продуктовые ГОСТы, ведомство пока не может дать ответ. «Как только предложения будут оформлены и представлены в Росстандарт, Роскачество обязательно о них проинформирует», — обещает Саратцева.

Для средств защиты растений не нужно писать отдельный ГОСТ, убежден исполнительный директор Российского союза производителей химических средств защиты растений Владимир Алгинин. Регистрация каждого продукта СЗР — это и есть допуск к использованию, ведь в это же время прописываются все параметры, способы использования и все остальное, поясняет он. По его мнению, производителям минудобрений понадобились свои ГОСТы для того, чтобы показать, что существуют удобрения с меньшим содержанием вредных веществ. «А в СЗР такой градации по доле содержания вредных элементов априори нет: препарат или допускается к использованию в определенной дозе, или не допускается вообще», — говорит Алгинин. Для производства продукции с улучшенными экологическими характеристиками просто нужно применять СРЗ в «более щадящем режиме», считает он. В частности, допускать к использованию вещества только третьего (умеренно токсичные) и четвертого (малотоксичные) классов опасности. Это также подразумевает и более точное внесение СЗР, и обработку только определенных участков земли с максимальным сосредоточением возбудителей болезней растений и сорняков. «Если четко следовать инструкциям по применению СЗР, никакого вреда для конечной продукции не будет», — убежден Алгинин. По его словам, соответствующие предложения союз направил в Роскачество.

Прописывать какие-то ограничения по применению тех или иных средств производства значит изначально согласиться на снижение объемов продаж, комментирует Коршунов. По его мнению, стандарты прописывать не стоит всем химическим средствам, будь то СЗР или антибиотики, потому как они в любом виде не являются экологичными. Зато следовало бы обозначить правила, которые регулировали бы вопросы защиты окружающей среды. «Нужно оценивать всю производственную цепочку, ведь, например, можно не использовать антибиотики, но не поставить очистные сооружения», — говорит он.

Больше усилий по «экологизации» потребуется от тех аграриев, где интенсификация производства продукции максимальна — например, в птице- или свиноводстве. Тяжело будет улучшить экологические характеристики при производстве технических агрокультур, таких как подсолнечник и кукуруза: некоторые гибриды изначально выведены для выращивания в сочетании с определенными СЗР, напоминает Коршунов. А вот для овощеводов «экологизация» пройдет наименее болезненно, поскольку по существующим стандартам они и сейчас не могут применять химические средства защиты растений. Уже может маркироваться «зеленым» знаком и вся масложировая продукция, уверен исполнительный директор Масложирового союза России Михаил Мальцев. «За исключением той, которая выпускается на низкотехнологичных производствах, но таких у нас практически не осталось», — отмечает он.

Определиться с понятиями

В проекте федерального закона об экопродукции Минсельхоз предложил считать экологически чистой сельскохозяйственную продукцию, сырье и продовольствие, произведенные в массовом количестве по современным агро- и промышленным технологиям с применением ограниченной группы безопасных для человека и окружающей среды удобрений и других агрохимикатов, средств защиты растений, кормов, кормовых и пищевых добавок. Их перечень определен действующими в России национальными и межгосударственными стандартами. По мнению создателей законопроекта, производство такой продукции должно быть обособлено от производства иных товаров, а применение удобрений, агрохимикатов, средств защиты растений и стимуляторов роста должно быть обосновано «на основе расчета, составленного специалистом, имеющим высшее профессиональное образование по специальности „агрономия“, в том числе с использованием специального программного обеспечения», говорится в документе. При выпуске экопродукции также вводится запрет на применение ионизирующего излучения, трансплантации эмбрионов, клонирования и методов генной инженерии, генно-инженерно-модифицированных и трансгенных организмов. Упаковка и транспортная тара подобных товаров не должна приводить к загрязнению окружающей среды. Предполагается также создание единого госреестра производителей экологически чистой продукции, вхождение в который будет добровольным. После подтверждения соответствия производители получат право размещать на своей продукции маркировку «Зеленый стандарт».

 

«Зеленый стандарт» vs «органика»

Под «зеленым» брендом следует понимать ту продукцию, при производстве которой используются обычные технологии, процедуры, но имеющие улучшения именно с точки зрения экологии, считает Коршунов. И именно такие продукты смогут занять среднее звено в пирамиде, где верхушка — это «органика», а основание — традиционное сельхозпроизводство, объясняет он. В целом же концепцию создания «Зеленого стандарта» эксперт поддерживает, но, по его мнению, такая продукция не должна занимать более 15-20% от общего объема производства.

«В том виде, в котором сейчас появляется „промежуточная“ продукция, я особого смысла не вижу», — комментирует директор по направлению СЗР компании «Сибирские органические продукты» (Томская область) Андрей Акулинин. Если стандарты не проработать лучше, то в таком случае на международном рынке российское продовольствие с повышенными экологическими характеристиками ничем не будет отличаться от остальной продукции. И эта идея точно не позволит расширить рынки сбыта, а маркировка не станет мощнее ценового и политического факторов, которые являются определяющими при выходе за пределы страны. Что касается российского рынка, то новый бренд, скорее всего, будет таким же ценным, как и маркировка, которую продвигает Роскачество в виде красного пятиугольника с буковой «К» в центре, полагает топ-менеджер. Возрожденным с советских времен Знаком качества ведомство удостаивает компании по результатам веерных проверок, определяющих соответствие товаров техрегламенту, ГОСТам и иным стандартам, заявленным на этикетке. «Да, такая маркировка есть, и о ней знают, но она не является решающим фактором в выборе покупателя, а соответственно, покупатель не хочет платить дороже за товары с таким знаком», — говорит Акулинин. В случае экопродукции производителям тоже вряд ли удастся внятно объяснить покупателю, чем отличаются такие товары от обычных.

Но больше всего участников рынка в «Зеленом стандаре» беспокоит опасность путаницы с органической и околоорганической продукцией. Тем более что и закон об «органике», вступивший в силу 1 января 2020 года, остается недоработанным. В частности, до сих пор нет спецучреждений, которые занимались бы сертификацией, а работа специалистов Роскачества, которые оказывают подобные услуги, стоит слишком дорого.

Главный вопрос заключается в том, насколько потребители (и российские, и зарубежные) правильно воспримут большое количество знаков, которые могут размещаться на упаковке, акцентирует внимание гендиректор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. Есть органическая продукция, которая должна проходить соответствующую сертификацию. Определенная часть производителей использует различные зарубежные стандарты и наносит их маркировку на упаковки своих товаров. На полках магазинов также можно встретить большое многообразие «зеленых», «фермерских» и других околоэкологических товаров. Потребитель не понимает, в чем заключается разница между ними, и это приводит к «расфокусировке» внимания. «Когда мы под „зеленый“ бренд подводим, по сути, абсолютно всю продукцию, которая производится в России, возникает вопрос — а зачем вообще он нужен?» — спрашивает эксперт.

Президент ГК «ЭкоНива» Штефан Дюрр поддерживает саму идею создания «Зеленого стандарта», но считает необходимым четко разграничить продукцию с улучшенными экологическими характеристиками и «органику», в противном случае у потребителя возникнет путаница. Причем работа в этом направлении должна как минимум первое время финансироваться за счет госсредств. «Раскрутка такого стандарта — дорогое удовольствие. Никто из компаний не станет платить за бренд, который никто не знает. Поэтому какое-то начальное финансирование должно быть точно  государственное», — полагает бизнесмен. Кроме того, присутствие государства в этом проекте необходимо для того, чтобы на фоне других многочисленных продуктов под марками «эко», «био» выгодно выделиться и сформировать у потребителей доверие к «Зеленому стандарту». В цене такая продукция тоже должна отличаться от обычной: если органическая может стоить дороже традиционной на 40-50%, то для товаров с улучшенными экологическими характеристиками справедливой наценкой можно считать 10-15%, предлагает Дюрр.

Сами производители органической продукции не видят для себя риска со стороны «Зеленого стандарта». «Органика» — это очень узкая ниша, даже в развитых странах ее доля колеблется в районе 2-6% от общего объема продаж продуктов питания, — знает Коршунов. — Но есть огромное количество производств, которые хотят получить некие маркетинговые преференции за счет того, что они занимаются именно устойчивым развитием. И почему бы за это не отвечать „зеленому“ бренду?». Кроме того, производством органической продукции занимаются преимущественно мелкие аграрии. А «зеленый» бренд будет доступен для крупных ответственных производителей.

span class=
М. Стулов

Будет ли толк

Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ) и крупнейшие федеральные ритейлеры, входящие в организацию, поддерживают инициативы, направленные на развитие потребления здоровой (экологически чистой, фермерской, органической, «био» и т. п.) продукции, утверждает представитель АКОРТ Илья Власенко. В качестве аргумента «за» он приводит данные Nielsen, согласно которым в прошлом году в России 29% продаж приходилось на продукты с обозначением «эко» и «био» в таких категориях товаров, как каши, сухие завтраки, соки, йогурты и чипсы. Также в России на рынке экологически чистых национальных продуктов популярными являются чай и кофе, орехи и сухофрукты, сезонные продукты, хлебобулочные изделия, мясная и молочная продукция и товары для детей (детское питание, каши).

По словам Власенко, крупные торговые сети уделяют большое внимание развитию «зеленых» товарных категорий. Расширяют площади зон «фреш», выделяют отдельные стеллажи под фермерские товары в формате «магазин-в-магазине», формируют отделы «здорового питания». Так, в супермаркетах «Глобус» ассортимент подобного отдела достиг в 2019 году 1,5 тыс. единиц, а в Auchan за 2018-й он вырос на 150 единиц за счет локальных поставщиков и импорта. «Азбука вкуса» в течение трех лет намерена увеличить долю продуктов для здорового питания до 80%. Расширить ассортимент экологических продуктов под собственной торговой маркой «Маркет. Зеленая линия» планирует и «Перекресток» (входит в X5 Retail Group). Сейчас в его линейке около 160 наименований молочных товаров, сыров и детского питания.

Однако эксперт указывает также на ряд принципиальных моментов, которые определяют возможности развития рынка экопродукции в России. Так, у российских потребителей нет в целом четкого представления о том, что такое «здоровая» («зеленая», органическая, фермерская, экологически чистая, «био» и т. д.) продукция, и его нужно будет сформировать. Сложностью является и то, что существующее законодательство, в том числе вступивший в силу с 2020 года закон об органической продукции, требует доработки. Немалую роль играет и тот факт, что экопродукция, как правило, более дорогая. «В условиях падения платежеспособного спроса и реально располагаемых доходов населения пятый год подряд приобретать такие товары может достаточно ограниченное количество потребителей. И это более сильный тренд, чем ЗОЖ», — подытоживает Власенко.

Потребитель пока не готов платить на 20-30% больше за продукцию с улучшенными экологическими характеристиками, соглашается гендиректор агрохолдинга «Юбилейный» Сергей Мамонтов. Но двигаться в сторону «экологизации» продовольствия нужно, убежден он. «Делать это следует поэтапно: нельзя устанавливать сразу жесткие нормативы, они должны быть реалистичными, — считает топ-менеджер. — Только так можно будет добиться значимого результата по качественному улучшению экологических характеристик агропродукции». И «Зеленый стандарт» при грамотной работе может стать таким инструментом.

По собственной инициативе

Андрей Гурьев. Гендиректор «Фосагро», президент РАПУ

По инициативе «ФосАгро» и поддержке всех членов РАПУ была разработана экомаркировка непосредственно самих минеральных удобрений. И продовольствие под маркой «Зеленый стандарт», и минеральные удобрения с экомаркировкой — это самостоятельные продуктовые линии в рамках несырьевого экспорта. Разница заключается в том, что «Зеленый стандарт» будет использоваться для сельхозпродукции или продуктов питания, нацеленных на широкую потребительскую аудиторию. Он предусматривает возможность интеграции российских нормативов с глобальными нормами «зеленого» регулирования, включая сертификацию и маркировку отечественной продукции на основе современных европейских и международных стандартов. А экомаркировка станет распространяться только на минудобрения, которые являются самостоятельным товаром, но все равно находятся под общим страновым брендом «Зеленый стандарт». Следующим этапом данной работы станет подтверждение экологической безопасности российских минудобрений на международном уровне.
В конце прошлого года «Фосагро» также стала инициатором создания независимой ассоциации «Зеленый клуб». По нашим задумкам, в нее войдут производители сельхозпродукции и продовольствия, торговые сети, а также общественные организации, поддерживающие и участвующие в продвижении «Зеленого стандарта». Члены ассоциации будут принимать участие в подготовке участников нового бренда к практическому применению закона о продукции с улучшенными экологическими качествами.